Что такое инхаус юрист

Экономить не на чем: как изменилась работа юрдепартаментов за последний год

Что такое инхаус юрист

Как компании оптимизируют расходы на юристов, изменились ли бюджеты юрдепартаментов за прошедший год и какая роль отводится главе юротдела фирмы в условиях нестабильности в экономике? На эти вопросы ответили специалисты PwC Legal в рамках исследования “Бенчмаркинг юридической функции 2016″, посвященного работе юиридических департаментов в России.

Многие российские компании, получившие индивидуализированные результаты исследования работы юрдепартаментов в 2015 году, уже проводят реорганизацию структуры департаментов, которую планируют завершить к концу года.

Об этом рассказала Яна Золоева, управляющий партнёр PwC Legal,презентовавшая очередное, второе по счёту исследование компании о работе российских инхаусов. Работа оказалась востребованной – в этом году в опросе приняли участие более 70 компаний из 13 секторов экономики.

Охват опроса больше, анализ глубже, а значит, и результаты для тех, кто согласился взглянуть на себя со стороны, окажутся полезными, уверены в PwC Legal.

Тенденции в инхаусе

Об основных тенденциях в работе российских юридических департаментов рассказала Яна Золоева.

“Каждый руководитель юрдепартамента задумывается, как сократить расходы, при этом продолжая выполнять большое количество стоящих перед департаментом задач”, – сформулировала она основную задачу, которая уже не первый год сохраняет актуальность для инхаус-юристов. Экономят по-разному.

Большинство – 92% респондентов – отмечают оптимизацию юридических процессов.

В условиях ограниченных финансовых вложений руководства в юристов 72% предпочитают потратиться на то, чтобы поднять мотивацию своими силами – для работников юротделов организуют тренинги взамен зарубежных стажировок, которые, отметила Золоева, едва ли кто-то может себе позволить сегодня.

Одним из основных трендов продолжает оставаться инсорсинг – выполнение как можно большего объёма работы самостоятельно, без помощи консультантов со стороны. Такой способ сэкономить используют 66% участников бенчмаркинга. Экономят в компаниях и на командировках юристов – 55% опрошенных указали, что это один из основных способов оптимизации расходов юрдепартамента. Другие популярные способы избежать лишних трат – приобретение услуг пакетом, особенно там, где надо задействовать разные отрасли права. Находятся возможности сократить затраты на обучение. Здесь на помощь юристам приходят современные технологии – например, дающие возможность участвовать в вебинарах.

Сравнили российские результаты и с другими юрисдикциями. Так, в Германии в вопросах оптимизации затрат на первое место вышел инсорсинг, и, в отличие от российских фирм, для сокращения затрат на сотрудников 50% компаний используют длительные командировки – отправив коллегу в зарубежный офис, можно и помочь ему набраться опыта, и сэкономить.

Скидок нет, но можно договориться

В рамках бенчмаркинга были выявлены основные пути, по которым идут инхаусы для сокращения внешних расходов.

На первом месте вполне ожидаемо оказалось сокращение расходов на сторонних консультантов – оставить по возможности большую часть работы внутри компании пытаются 35% респондентов.

Почти столько же – 32% – договариваются о предоставлении скидок на услуги консультантов. Такой же процент компаний используют альтернативные договоренности об услугах консалтеров.

Интересно, что по сравнению с прошлым годом расходы на внешних консультантов больше не сокращаются – разница с прошлогодним исследованием составила всего 3%. На вопрос о получении скидок положительно ответили почти на 30% меньше участников опроса, чем в 2015 году.

Объяснение простое, уверена Яна Золоева: расходы сокращать уже некуда, и рынок опустился настолько, что и скидок консалтеры, работающие на грани рентабельности, уже не дают.

При этом число тех, кто пользуется альтернативными договоренностями, выросло почти на треть – на 34%.

Число тех, кто в попытках оптимизировать расходы делает выбор в пользу небольших компаний, стабильно – это пятая часть компаний. Здесь за год показатель практически не изменился.

“Российские бутики, в том числе созданные ведущими юристами, уже заняли нишу на рынке, и существенно растущего спроса на небольшие фирмы пока не видно – он составил всего 3 процента.

Скорее есть альтернативные договоренности с уже имеющимися консультантами”, – объяснила Яна Золоева.

При этом численность юристов сокращают всего 13% компаний, а 67% наняли новых сотрудников. При этом о расширении департамента речь идет лишь в 19% случаев. Остальное – замена ушедших юристов.

Бюджеты юрдепартаментов планируют сократить лишь 6% компаний, в то время как о возможном увеличении расходов на юристов сообщили 30% респондентов.

Большинство – 64% –существенных изменений расходов на юрдепартамент не планируют.

Что ждёт департаменты и их руководителей

Роль главы юротдела изменилась от “секретарской” – оформления решений, уже принятых главами компаний, – до полноценного участника бизнес-процессов, бизнес-партнёра.

Виктория Арутюнян, старший юрист PwC Legal, руководитель проекта «Бенчмаркинг юридической функции», отметила в своей презентации, что сегодня в 33% компаний главы юрдепартамента входят в состав органов управления и комитеты при них.

В 76% случаев руководители юротдела подчиняются непосредственно гендиректорам, причем это общемировой тренд: в США такой показатель у 81% компаний, в Германии – 71%. 25% руководителей юрдепартаментов одновременно являются корпоративными секретарями. В США этот показатель выше и составляет 40%.

В 20% российских фирм руководители юрдепартаментов одновременно наделены неюридическими исполнительными полномочиями, такими как членство в органах управления других компаний группы, членство в тендерных комитетах компании, параллельное руководство имущественным блоком или работа в профсоюзе. Здесь до западных показателей России пока далеко – так, в США дополнительные полномочия юристы имеют в 42% компаний.

Ожидания возросли соответственно расширению зоны ответственности юристов. Сегодня 65% компаний указали, что одна из главных задач юротдела – создание ценности для бизнеса. На втором плане – необходимость решать внутри компании вопросы комплаенса, которая обострилась в нынешних реалиях, когда объёмы претензий госорганов к бизнесу растут.

Важность проведения комплаенса отметили 52% респондентов. 46% указали на значимость реорганизации работы департамента для повышения эффективности. 43% отметили актуальность вопросов, связанных с репутационными рисками компаний, а 30% – вопросов выхода на новые рынки.

Хотя часть из них и закрыта в связи с санкциями, остаются Азия, Китай, и вопросы исследования рынка и анализа рисков в этих юрисдикциях сегодня актуальны, отметила Яна Золоева.

Впервые юридическая фирма PwC Legal проанализировала работу российских юрдепартаментов в 2015 году. Нынешнее исследование стало вторым по счёту, и число участников в этом году, по подсчётам организаторов, выросло примерно на 20%.

Источник: https://ur-fakt.ru/ekonomit-ne-na-chem-kak-izmenilas-rabota-yurdepartamentov-za-poslednij-god/

Профессия: корпоративный юрист

Что такое инхаус юрист

Карьера юриста может развиваться разными путями, и один из них – корпоративный отдел в крупной компании. Работа инхаус-юриста кардинально отличается от деятельности его коллег в консалтинге и адвокатуре. Rjob узнал, как он учится, работает, строит карьеру и получает зарплату. 

Юрист, работающий в консалтинге, обычно имеет специализацию, например, в международном или трудовом праве или в налогообложении. Это ограничивает круг его возможностей, но при этом он никогда не знает, какая компания и с какой проблемой к нему обратится. Поэтому работа в консалтинге так разнообразна и интересна. 

У корпоративных юристов всё иначе – они специализируются сразу на всех вопросах, но в рамках одной компании. С одной стороны, инхаус-юрист должен быть разноплановым специалистом, и требования к нему высоки. А с другой стороны, все задачи становятся предсказуемы, как только он вникнет в бизнес-процессы и разберётся в специфике компании.

Ещё одно отличие инхаус-юриста в том, что он скорее консультирует коллег – у него намного меньше судебной практики. Конечно, он может отстаивать интересы компании в суде по гражданским делам, но в большинстве случаев для этого нанимают внешнего консультанта или адвоката.

Корпоративный юрист при этом уделяет больше внимания текущим делам – анализирует работу бизнеса и даёт советы, как её оптимизировать, например, снизить налоговую нагрузку, уменьшить риски при заключении договоров, избежать проблем в трудовых отношениях с сотрудниками.

Как попасть в инхаус

Самый распространённый способ получить работу корпоративного юриста – годы практики в консалтинге и адвокатуре.

Обычно компании с удовольствием принимают на работу тех, кто уже проявил себя в определённой сфере.

С возрастом юристы и сами не прочь «осесть» на одном месте, работать в более спокойных и комфортных условиях. Обратный «исход» из корпоративного права в консалтинг случается редко. 

Ещё вариант – аутсорсинг кадров.

Крупная компания заключает договор с юридической фирмой о том, что один или несколько юристов временно переходят на работу в инхаус – оказывают услуги на территории заказчика.

Такой договор может длиться от месяца до года и больше. Когда сотрудник глубоко погружается в специфику компании, он без проблем может перейти туда работать на постоянной основе после окончания контракта.

Главное требование к инхаус-юристу – опыт работы. От деятельности корпоративного юриста во многом зависит успех бизнеса, поэтому крупные компании не хотят ставить на карту своё будущее и нанимать новичков. Но существуют счастливые исключения.

Например, Ольга Митькина начала работать внутренним юристом в известной западной компании нефтегазовой отрасли «Тоталь Разведка Разработка Россия», будучи аспирантом с небольшим опытом работы в издательском доме Burda и российской компании «Союзпатент».

Где учиться

Как и любому другому юристу, инхаусу требуется высшее юридическое образование – хотя бы бакалавриат, а лучше специалитет и магистратура. Но можно получить преимущество перед другими соискателями на вакансию.

В консалтинге принято продвигать специалиста как личность – там бывают необходимы публикации и научные работы.

В корпоративной сфере куда важнее бизнес-практика, умение видеть перспективы развития компании и помочь ей выйти на новый уровень.

Поэтому не лишним будет бизнес-образование в той отрасли, на которой специализируется компания-работодатель, будь то международные отношения, таможенное дело или промышленность и строительство. 

Карьерная стратегия инхауса

Считается, что в юридическом консалтинге перспективы обширнее и разнообразнее. Также выходцам из консалтинга проще открыть свой бизнес – у них уже есть база клиентов и достаточный опыт.

Единственный клиент внутреннего юриста – его компания-работодатель.

Но и он может построить успешную карьеру – дорасти от стажёра до начальника юридического отдела, подразделения или другой корпоративной структуры в зависимости от компании.

Специфика карьеры инхауса заключается в том, что он сильно зависит от сферы деятельности компании. Работодатель ищет сотрудника, который будет разбираться в тонкостях именно его вида бизнеса. Поэтому даже опытный юрист окажется на равных с выпускником вуза, если решит устроиться в новой для себя сфере. 

Премии выше, разнообразия меньше

Главный недостаток работы в юридическом консалтинге и адвокатуре – постоянный стресс, цейтнот и ненормированный график. Некоторые работают почти круглосуточно, жертвуя личной жизнью в пользу карьеры. Правда, и успеха такие юристы добиваются быстрее – делают себе имя и получают самые громкие и выгодные дела.

Считается, что и зарплаты корпоративных юристов выше.

На самом деле они просто стабильны, тогда как в сфере консалтинга они зависят от количества клиентов и отработанных часов, в том числе сверхурочно, от командировок и работы в выходные и праздничные дни.

Ольга Митькина отмечает, что в ведущих юридических консалтинговых компаниях, таких как Baker & McKenzie, White & Case, зарплаты и бонусы не меньше, чем в инхаусе, а иногда даже больше. 

Выбор между консалтингом, адвокатурой и инхаусом – это выбор не столько профессиональный, сколько основанный на типе темперамента юриста. В адвокатуру и консалтинг идут те, кто хочет постоянно пребывать в состоянии драйва, чувствовать результат своей работы, достигать новых вершин и преодолевать себя.

В работе корпоративного юриста подобное тоже случается, но в целом она намного спокойней и стабильней. Не всегда блестящий консалтинг-юрист станет хорошим внутренним специалистом. Как и наоборот. Отличный способ понять, какое направление ближе – стажировка в компании.

Новичку стоит быть особенно внимательным – перемены в карьере юриста сложно реализуемы, поэтому та или иная сфера деятельности почти наверняка станет делом всей жизни. 

Источник: http://rjob.ru/articles/professiya_korporativnyy_yurist/

Консультант или партнер: почему юрист должен быть бизнесменом

Что такое инхаус юрист

Юридический бизнес меняется: границы между корпоративными юристами и сотрудниками юрфирм размываются, среди тенденций – уход от чисто юридической поддержки в сторону «юридического партнерства» для консультантов.

Инхаусы же наращивают активность, принимая на себя все больший круг задач в компаниях, вплоть до превращения юрдепартамента в «компанию внутри компании».

Однако претензии инхаусов и консалтеров друг к другу не исчезают, пишет pravo.ru

Бизнес-ориентированность в приоритете

Из статиста в партнеры – так можно кратко описать тенденцию последних лет, которая отмечена исследователями юридической профессии.

Клиенты на фоне тенденции к сокращению расходов взяли рутинную работу на себя, а к консультантам обращаются всё больше со сложными спорами.

Требования к ним растут: слово «консультант» всё чаще предпочитают читать как «юридический партнер», а от партнёров юрфирм ждут хотя бы минимального понимания бизнеса компании.

Как признают в юрфирмах, сегодня конкурировать только по цене – провальная тактика, цены, однажды сниженные, не возвращаются назад. Привлекать надо компетенцией – а для этого недостаточно простого знания закона.

Юристу нужно быть более образованным в гуманитарном смысле, чем 20 лет назад, считает Дмитрий Магоня, управляющий партнер Art de Lex , выступивший на конференции «Право.ru» «Экономика юридической фирмы: перезагрузка»: например, без знания языка юристу просто невозможно работать с другими юрисдикциями.

На фоне динамичного рынка растет в цене глубокая и узкая специализация, при которой юрист будет экспертом не только в праве, но и в бизнесе своего клиента, отмечает он.

Ориентировать на бизнес поможет образование. По наблюдению Алексея Карпенко, управляющего партнераForward Legal , по среднему уровню юристов Россия сильно уступает западным юрисдикциям, причем отставание начинается на базовом уровне: «Юристы просто плохо знают закон».

Кроме того, их навыками очень мало занимаются в высшей школе, отмечает Карпенко: «При том что речь о топ-вузах, где людям в голову загружают кодексы и учебники, ни внутри фирм – будь то инхаусы или консультанты».

Успешно конкурировать и повышать эффективность работы с клиентом поможет образование, убеждены упрпартнеры юрфирм, хотя подход к этому у всех разный. Так, Дмитрий Магоня считает, что в расходах на образование, которые готова оплачивать фирма, обязательно должна быть доля участия сотрудника.

Алексей Карпенко готов оплачивать обучение – будь то курсы в западных университетах или непрофильные тренинги по развитию эмоционального интеллекта или навыков проектной работы.

Требование – применимость знаний на практике: «Это не обучение на уровне понятий и концепций, не теория – а приёмы, лайфхаки, то, что можно завтра применить в работе. Только то, что может быстро нарастить капитализацию и человека, и компании».

Legal Tech: Юрист 2.0: из партнера в Legal Automation Engineer. Как юристы зарабатывают на автоматизации

Разнятся и мнения юристов о способах мотивации. Одни отмечают, что основное – интересные задачи и корпоративная культура. Важность последнего отметила Надежда Морозова, руководитель юридического департамента компании Европейская Юридическая Служба .

Возможность продвижения внутри фирмы и открытость бизнес-процессам сотрудников, возможность влиять на них и помогают создать ориентированного на бизнес юриста внутри фирмы, считает она.

Максим Черниговский, партнер Инфралекс , убежден, что главной мотивацией хорошей работы всё же остаются деньги. «Нужно думать как предприниматель, а главная мотивация – бонусы».

При этом надо мотивировать сотрудников так, чтобы в итоге удовлетворенность клиента от их работы была максимальной, отмечает Черниговский: во главе угла должна быть обратная связь от клиентов.

Есть решения, которые могут помочь бизнесу и клиентов, и юрфирм. Одно из них – набирающее обороты в России финансирование судебных процессов.

«Клиент часто хочет решений проблемы в комплексе, и часто это требует инвестирования собственных средств», – заметил Максим Карпов, управляющий партнер NFL Group.

Он рассказал о развитии нового института финансирования и его перспективах на российском рынке.

Алиса Митяева, начальник центра сопровождения международных контрактов, заместитель начальника управления международных проектов «Северсталь Менеджмент», также рассказала, как управлять отношениями с консультантами и расходами на них, чтобы повысить эффективность работы. Она обратила внимание на то, что важно оценить необходимую степень вовлечения внешних юристов и проверить, чтобы уровень фирмы соответствовал задачам. 

Два года назад до России дошла очередная западная тенденция: инхаус-департаменты внутри крупных компаний стали создавать собственную ценность для компаний, зарабатывая проектами на аутсорсе, по аналогии с консультантами.

В России пионером в этой области стал юридический департамент компании «Мегафон», а в этом году появилась новость о создании юрфирмы другим крупнейшим игроком рынка – Сбербанком. Практика оказалась успешной и в целом имеет потенциал повлиять на ценообразование на рынке юруслуг.

Так, вспоминает Андрей Корельский, управляющий партнер КИАП , по одному из тендеров предложения юрфирм по цене в десятки раз превышали предложение от инхауса. Разброс цен был от 1 млн за проект у крупной юрфирмы до 50 000 руб. у коллектива инхаус-департамента, который и выиграл тендер.

Активная команда инхаусов позволяет отказаться от передачи типовых проектов консультантам внутри департамента.

Так, рассказал Дмитрий Абрамов, руководитель практики по антимонопольному праву и закупкам компании «Мегафон», сегодня юридическое подразделение компании взяло на себя всю работу, в том числе и дочерних компаний фирмы, где осталось по одному юристу, который и передаёт проекты в подразделение. Преимущество команд инхаусов в том, что они могут предложить рынку более технологичный продукт: IT-составляющая у крупного бизнеса развита лучше, чем у консультантов, признаются последние. Другое преимущество – глубокая отраслевая экспертиза. Здесь консультантам соревноваться с коллегами из корпоративных департаментов бесполезно и не нужно, считает Андрей Корельский.

Конкуренция между юрдепартаментом и консультантами может сыграть в пользу бизнеса в случае, если речь идет о технологических решениях.

Сейчас продавать на рынок можно только те автоматизированные продукты, которые есть внутри фирмы, иначе наступает ущерб основному заказчику, говорит Абрамов.

Но хотя основное – продажа уже существующих автоматизированных решений, конкуренция с другими игроками на рынке юридических технологий – помогает получить лучшие из них и для внутренних нужд фирмы.

Однако на пути инхаусов, которые начинают зарабатывать юруслугами для внешних клиентов, есть и препятствия. Основное из них – конфликт интересов.

Это сочетается с тем, что вас не знают на рынке, добавляет Дмитрий Абрамов: по-настоящему оценить профессионализм юриста в этом случае могут только конкуренты, работать с которыми в этой ситуации невозможно. «Приходится доказывать, что у тебя хорошая экспертиза.

Мы, например, проводим мероприятия для топ-клиентов», – отмечает он. Впрочем, конфликт интересов в одних вопросах не исключает взаимодействия полностью – где-то оно просто необходимо.

Так, решения по спору с ретейлом в телекоме накатываются на весь рынок, отмечает Абрамов, и в таких ситуациях конкуренты должны делиться опытом, ведь если конкурент проиграл или выиграл суд, это влияет на остальных игроков рынка.

Читайте статью: Недостатки – или продолжения достоинств: что такое профдеформация юристов

Раздражающий фактор

Хотя, по признанию собравшихся на конференции юристов, значительных различий между инхаус-юристами и консультантами нет, и основное – это вопрос профессионализма, все же остаются ситуации, где стороны не находят понимания.

На мероприятии были представлены результаты проведенного «Право.ru» опроса, который показал, какие моменты в работе консультантов больше всего не нравятся клиентам.

Клиенты могли выбрать несколько из предложенных вариантов ответа или добавить свой.

По итогам на первом месте оказался ответ, что «консультант не знает или не учитывает специфику отрасли компании и не думает о развитии бизнеса в целом; он недостаточно вовлечен в работу клиента», – его отметили более 20% участников опроса.

На втором месте – теоретический характер рекомендаций консультанта, который не дает конкретного сценария действий клиенту. На это пожаловались почти 18% участников опроса.

Третье место ожидаемо получил ответ, касающийся раздувания бюджета сопровождения – с такой проблемой сталкивались 15,6% опрошенных.

Чуть реже встречаются претензии к тому, что консультанты не учитывают, что решение должно быть коммерчески приемлемым (13,5%), и к тому, что, предлагая варианты решения вопросов, консультант забывает объяснить клиенту последствия каждого из них (12,2%).

Представители консультантов и юрдепартаментов, прокомментировавшие ответы в ходе «юридического баттла», указали и другой взгляд на некоторые из этих проблем.

Так, Алексей Чуб, старший вице-президент ВСК , и Юлий Тай, управляющий партнер АБ Бартолиус , сошлись во мнении, что полное погружение консультанта в бизнес нужно не всегда: часто бизнесу нужен именно свежий взгляд на проблему, который сложно получить изнутри отрасли.

«Полное растворение в бизнесе клиента теряет смысл – нужно свежее решение, любой процесс надо увидеть иначе: не противопоставлено клиенту, но по-другому», – отметил Тай. 

С бесполезностью пространных рекомендаций согласились и инхаусы, и консультанты. «Любая структура ждет лаконичную рекомендацию. Мы ждем помощи в принятии решения, и бизнес-структуры направлены на это», – заметил Чуб.

При этом, как отметила Наталья Тотахеваге, юридический директор в регионе Россия и СНГ Abbott Laboratories, не стоит возлагать сравнение рисков по каждому из предложенных сценариев только на консультантов: должен быть диалог и кооперация.

В любом случае продуктивная долгосрочная работа возможна только тогда, когда обе стороны доверяют друг другу.

По мере углубления отношений с клиентом консультант становится полноценным юридическим партнером по бизнесу, что позволяет решать вопросы эффективнее, заметил Николай Фрейтак, управляющий партнер Бюро присяжных поверенных Фрейтак и Сыновья .

Читайте статью: Роль адвоката в демократическом обществе

Стремясь зарабатывать, развиваться и быть полезным клиенту, важно соблюдать баланс, признают юристы: в противном случае можно столкнуться с выгоранием и желанием уйти из профессии.

Огромные деньги в долларах и евро вполне сочетаются с потухшим взглядом, заключили участники конференции.

Чтобы сохранять любовь и интерес к своей профессии, важно позволять себе переключаться на другую деятельность, часто противоположную по содержанию, считает Светлана Корабель, управляющий партнер компании ЮС КОГЕНС . 

Так, юристу, по ее мнению, отлично подойдет то, что позволяет «отключить голову» – от медитаций и спорта с достижениями до творчества руками и путешествий.

Она поделилась и собственной историей создания фермы, производящей сыры и другие продукты из козьего молока.

Изначально идея казалась сумасшедшей, и Корабель опасалась отпугнуть клиентов, но на деле это только заинтересовало и привлекло их, а ей дало энергию и свежий взгляд на работу.

Источник: https://protocol.ua/ru/konsultant_ili_partner_pochemu_yurist_dolgen_bit_biznesmenom/

Кандидат в инхаус: кого берут в «космонавты»

Что такое инхаус юрист

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Поговорим об идеальных сотрудниках. К примеру, идеальный инхаус-юрист: каким он должен быть, кого принимают на работу крупнейшие холдинги, в названиях которых есть слова «нефть» и «газ».

Идеальный инхаус-юрист должен обладать навыками, которые выгодно отличают его от коллег за границей фирмы, то есть тех, кто работает в юридических фирмах. Да, профильным образованием и стажем будут интересоваться в первую очередь.

Однако, в отличие от сотрудника внешней юрфирмы, инхаус-специалист должен быть творческим человеком, обладать познаниями в бизнесе и умением эффективно работать в команде.

Какие критерии важны при устройстве на работу? На что компании обращают внимание при отборе кандидатов?

Стаж – это, конечно, «пять», но и его отсутствие не критично

Юротделы компаний ищут кандидатов, имеющих несколько лет стажа работы в солидных юридических фирмах. Редко в инхаус принимают на работу свежеиспеченных выпускников юридических университетов. И всё из-за опыта, вернее – его отсутствия.

Если выпускник начинает карьеру в инхаус, то ему трудно получить тот опыт, который приобретают сотрудники крупных юридических фирм. Тем не менее, некоторые крупные американские корпорации в порядке эксперимента стали принимать на работу юристов без опыта работы.

Так, в 2009 году Хьюлетт-Паккард и Пфайзер начали набирать кандидатов из ведущих юридических школ. При этом, их зарплата была ниже средней их коллег со стажем работы 1 год в том же регионе. «Новичкам» необходимо было пройти двухгодичный курс обучения в компании: поработать и проявить себя в различных отделах (внутренних и внешних).

И законов чтец, и в корпоративный футбол игрец

Сотрудники юрфирмы, как правило, специализируются в какой-либо сфере юриспруденции. Инхаус-юрист должен быть универсалом, ловко решающим любые юридические вопросы компании.

Он должен уметь урегулировать широкий спектр вопросов, которые могут сильно различаться.

Для этого требуется гибкость и быстрота принятия решений, умение включать режим многозадачности и расставлять приоритеты, а также делегировать полномочия.

Большинство должностей в инхаус требуют от кандидатов сочетания юридических знаний в различных сферах, к примеру, интеллектуальная собственность, слияние и поглощение, ценные бумаги, недвижимость.

Хотя опыт участия в судебных процессах также ценен, большинство компаний поручают эту работу внешним юридическим фирмам. Вообще, только юрдепартаменты крупных холдингов могут позволить представлять сами себя в суде. Чаще всего, в компетенцию инхауса входит исключительно «надзор» за адвокатом из внешней юрфирмы, представляющим интересы компании в суде.

Для кандидата на работу в инхаус имеет значение не столько престиж юридической школы и его профессиональная степень (в отличие от юрфирмы), сколько опыт и навыки межличностного общения.

Конечно, исключения тоже бывают. И это зависит, однако, от приоритетов руководства компании и бренда.

Работодатели предпочитают тех кандидатов, которые знакомы с бизнесом их компании.

Идеальный кандидат в инхаус — это человек, у которого либо есть опыт работы, либо он представлял интересы клиентов в той же (или подобной) сфере бизнеса, что и у предполагаемого работодателя.

Особенно привлекательна ситуация, когда юрфирма предоставляет своего адвоката «взаймы» для работы в компании в течение установленного периода — от нескольких месяцев до года и более.

План минимум: кандидат должен знать, как работает бизнес, каковы его позиции на рынке.

Креативность плюс эффективность

Идеальный кандидат в инхаус сочетает креативность с эффективностью. Этот уникальный человек должен решать сложные юридические и бизнес-вопросы творчески, при этом достигая максимум результата с минимумом рисков.

Сильный инхаус-кандидат способен влиять на любое негативное отношение предпринимателей к нему. Практикующий сотрудник юрфирмы – человек, привлекающий доход.

В инхаус-отделе корпорации – это человек, в которого вкладывают и который берёт деньги из бюджета фирмы на накладные расходы.

Более того, многие бизнесмены недолюбливают свои внутренние юротделы, так как считают, что те тормозят работу, выискивая причины, по которым выбранная компанией стратегия не будет работать.

Инхаус-юрист должен быть уверен в себе и владеть навыками убеждения – не только при переговорах вне компании, но и внутри её.

Он также должен быть готов к тому, что его советы не сразу будут приняты, поэтому потребуется терпение и дипломатический подход.

Корпоративный юрист должен быть краток и давать сотрудникам компании полезные практические советы.

Он получает деньги не за отработанное время, а за результат.

В отличие от юридической фирмы, где юристы могут исследовать все аспекты проблемы и «отточить» свои решения, в бизнесе юристы должны быть смелыми и готовыми принять решение, даже если они не уверены на 100%.

Инхаус-юристы должны быть способны разделять понятия «хорошо» и «достаточно хорошо» о выполненной работе, и фокусироваться на приоритетных задачах, в первую очередь финансово выгодных бизнесу.

«Часть корабля, часть команды»

Хороший инхаус-кандидат – это командный игрок. Для него обязателен высокий уровень устного и письменного общения. Корпоративный юрист взаимодействует с сотрудниками организации, не являющимися юристами, на всех уровнях – от директора до рабочего.

Он должен давать советы на понятном языке.

Инхаус-юрист – человек с активной жизненной позицией, который знает, что такое клиенториентированный подход. Юристы в корпорациях обычно не работают изолированно от остальных сотрудников.

Инхаус-юристы делят офисное пространство и общаются со своими клиентами ежедневно. Поскольку они дают советы, исходя из того, как должен бизнес работать, то им необходимо видеть, как люди выполняют свою работу и как юристы могут помочь им в достижении лучших результатов.

Здравствуйте, кто тут самый главный

Руководители инхаус-отдела должны уметь эффективно управлять людьми и их взаимоотношениями, не только внутри отдела, но и вне его.

Кандидаты на руководящие должности должны уметь делегировать ответственность, обеспечивать обратную связь, набирать сотрудников, быть наставником и развивать таланты в отношении настоящих и будущих ролей, и, возможно, увольнять людей.

Им также может понадобиться умение распределять бюджет для решения внутренних и внешних юридических задач.

Особо ценным качеством (кстати, не только для юристов) является умение выполнять большую часть работы, используя минимум людских и финансовых ресурсов. А главное – своими силами, не обращаясь за помощью к внешним юристам.

Валери А. Фонтейн, доктор права (UC Hastings College of Law in 1979), бакалавр гуманитарных наук (Phi Beta Kappa and magna cum laude, from UCLA). Работала в редакции журнала COMM/ENT, a Journal of Communications and Entertainment Law. Работала в известной юридической фирме Лос-Анжелеса (США).

Секретарь Совета директоров National Association of Legal Search Consultants (NALSC, https://www.nalsc.org/). Источник: The Ideal In-House Candidate, Valerie Fontaine (http://www.seltzerfontaine.com/the-search/assessing-your-marketability/ideal-house-candidate/).

 Перевод статьи выполнен сотрудниками Института судебных экспертиз и криминалистики.

Дата редакции: 21.04.2017

Источник: https://ceur.ru/library/articles/obshhie_stati/item310386/

Юр-решение
Добавить комментарий